ГОД ТЕАТРА В РОССИИ. «ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА»: ОПЕРНЫЕ ПЕРСОНАЖИ И ИХ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОТОТИПЫ.

"Гуляй, Масленица!"
Зимние забавы light
баннер 100 лет
Экскурсионное обслуживание
Добровольцы россии
сертификат качества
100 музейных шедевров
распоряжение
75 лет победе

100 лет вместе. Музей, события, люди

ГОД ТЕАТРА В РОССИИ. «ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА»: ОПЕРНЫЕ ПЕРСОНАЖИ И ИХ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОТОТИПЫ.

bomelej.jpg
Сцена второго действия оперы «Царская невеста». Бомелий и Любаша.

   120 лет назад, 22 октября 1899 года, в Москве в Частной опере С.И. Мамонтова состоялась премьера «Царской невесты» Н.И.Римского-Корсакова. В основу либретто легла драма Л. Мея и это было не первое обращение Римского-Корсакова к творчеству маститого драматурга и русскому XVI веку и Ивану Грозному – к тому времени уже существовала опера «Псковитянка».
   Из пьесы были взяты только основные «персонажи», сохранены основные «сюжетные ходы», использована определенная часть текста. И хотя драматург вывел в своем произведении реальные исторические лица, использовал известный факт женитьбы Ивана Грозного на Марфе Собакиной в Александровской слободе, но и драматург, и композитор подошли к трактовке сюжета с художественной точки зрения. Римский-Корсаков знал, что пьеса Мея не претендует на историческую достоверность, но она рисовала «яркие характеры в необычайно драматических обстоятельствах».
    Историки XIX века, конечно, пытались проникнуть в тайну таинственной болезни, которая привела к смерти третьей жены Ивана Грозного, высказывались разные версии, но выдвинутая самим царем – отравление - являлась преобладающей. Свой взгляд предложил и Л. Мей, а вслед за ним и Н.А. Римский-Корсаков. Опричник Григорий Грязной, влюбленный в Марфу Собакину, невесту боярина Ивана Лыкова, просит у врача Бомелия «приворотное» зелье. Его прежняя возлюбленная Любаша выпрашивает у того же Бомелия отраву, на которую и подменяет «приворот». На «смотре невест» в Александровой слободе Иван Грозный остановил свой выбор на Марфе Собакиной, но выпитая ею отрава начинает свое действие и приводит к смерти «царской невесты». Разумеется, никаких «документальных» доказательств эта версия не имеет.
   Личность Ивана Грозного оказывает большое влияние на судьбы всех персонажей оперы, развитие сюжета, но у него нет своей вокальной партии. На сцене он появляется только один раз: когда встречает на улице Марфу Собакину. Его образ целиком и полностью характеризуют оркестровые темы. На пиру у Григория Грязного (сцены, которыми начинается опера) о нем вспоминают постоянно, звучат здравницы в его честь. Вернувшийся из-за границы Иван Лыков, свою арию-рассказ заканчивает хвалой государю, который «хочет, чтоб мы у иноземцев поучились доброму». Настоящим гимном царю и опричнине звучит ария Малюты Скуратова после того, как он узнает от Лыкова, что в чужих краях русского царя считают «грозным».
    Еще современники полагали, что в пьесе и опере была допущена ошибка: любимца Ивана Грозного звали Василий Григорьевич Грязной, а не Григорий, хотя в списках опричников Григорий Борисович Грязной тоже значился. О последнем почти ничего неизвестно, а судьба первого значительно отличалась от «оперной». Как и Малюта Скуратов, Василий Грязной выдвинулся в ближайшее окружение царя во время «новгородского погрома» 1570 года, но после конца опричнины был отправлен на крымскую границу, где и попал в плен к татарам. Это произошло после того, как в 1573 году под стенами осаждаемой крепости Пайды погиб Малюта Скуратов.
scena.jpg
Сцена из оперы «Царская невеста». Марфа Собакина.

    В пьесе и опере Марфа Васильевна Собакина названа «купеческой дочерью», хотя современными историками доказано, что ее род принадлежал к старомосковскому боярству. С избранием дочери в «царские невесты» ее отец Василий Степанович Собакин тоже получил боярский чин, а пятнадцать родственников значительно «приблизились» к царскому двору. Ряд историков считают, что семья Собакиных имела родственные связи с Малютой Скуратовым, который и обратил внимание Ивана Грозного на Марфу. Какими бы ни были реальные обстоятельства смерти Марфы Собакиной, ее судьба – это отражение ожесточенной борьбы за власть и влияние на первого русского царя. А светлый, чистый образ Марфы – один из наиболее обаятельных женских образов в творчестве Римского-Корсакова.
    Но самой «загадочной» фигурой во всей этой «исторической карусели» является реально существовавшее лицо – врач Елисей Бомелий, которого, как современники, так и потомки не переставали считать шарлатаном и злодеем. О нем известно, что он родился в Вестфалии, в качестве астролога и медика подвизался в Лондоне, где по указу местного архиепископа был заключен в тюрьму за колдовство. По просьбе русского посла Совина он был освобожден с условием, что немедленно покинет страну. Вместе с Совиным летом 1570 года Бомелий прибыл в Россию и с мая 1571 года стал лейб-медиком Ивана Грозного и придворным астрологом. В этом качестве он постоянно сопровождал царя в его поездках, в том числе и в Александрову слободу.
     Как указывал в своей работе Р.Г. Скрынников, составляя гороскопы для Ивана IV, Бомелий постоянно «открывал ему глаза» на заговоры и измену, подсказывал пути избавления от них, и тем самым внес свою лепту в запугивание царя. Когда Иван IV начал чинить расправы над своим ближайшим окружением, Бомелий сделал попытку тайно бежать из России, но был схвачен и подвергнут пытке. С него началось так называемое «второе новгородское» дело, приведшее к новой волне террора. Англичанин Джером Горсей стал свидетелем ужасного конца Бомелия, подробно описав в записках, как его, изувеченного, везли в тюрьму с пыточного двора.
    В пьесе и опере дома Собакиных и Бомелия находятся друг напротив друга, а в глубине улицы – монастырь, что является исторической ошибкой - монастыря в Александровской слободе еще не было. Но именно здесь выходящий со службы в сопровождении преданного опричника Иван Грозный встречает Марфу и пугает ее своим пристальным взглядом. Тема «избрания царской невесты» «обсуждается» главными действующими лицами в третьем действии оперы, и все происходящее не соотносится с известными фактами, как реально происходили эти «смотры».
   Обратимся к оценке оперы, данной М. Рахмановой: «Конфликт личности и государства, чувства и долга очень типичен для многочисленных пьес, посвященных эпохе Грозного. Как и в «Псковитянке», в центре «Царской невесты» образ счастливо начавшейся и рано загубленной молодой жизни, но в отличие от первой драмы, здесь нет больших народных сцен, социально-исторической мотивировки событий: Марфа погибает в силу трагического стечения обстоятельств. И пьеса, и опера, написанная по ней… принадлежат к типу произведений, где историческая обстановка и персонажи – исходное условие для развития действия».
    По данным «Музыкальной энциклопедии», опера «Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова 46 раз ставилась в различных театрах России и СССР, в том числе 8 раз в Большом театре, и 16 раз в зарубежных театрах. И если публика идет на этот спектакль, значит, его темы, и не только музыкальные, вызывают живой отклик в душах людей. И соблюдение «исторических реалий» не так уж важно в данном случае.

2dejstvie.jpg
Второе действие оперы. Александровская слобода. Встреча Марфы и Ивана Грозного

И.А.Орлова, внештатный сотрудник
музея-заповедника «Александровская слобода».

загрузка карты...

Назад
scroll