Рожденные революцией Эпоха в лицах
Выставка "Душа, открытая миру"
Глеб Матвейчук

100 лет вместе. Музей, события, люди

И он дерзнул, и сказка былью стала…

На Востоке существует поверье, что птицы не умеют грустить, так как награждены вечной свободой. Люди должны научиться взлетать, даже если крылья сломаны. Надо всего лишь захотеть оторваться от земли, воспарить навстречу самому себе».
Эльчин Сафарли.


   В канун Дня космонавтики мы всегда вспоминаем людей, чья профессия, несмотря на фантастический уровень современной науки, остается все-таки нереальной и несбыточной для абсолютного большинства жителей Земли. Ведь, чтобы «работать космонавтом», нужно быть почти идеальным человеком во всех смыслах – ученым-специалистом высочайшего уровня с безупречным здоровьем и физической формой и, конечно, смелым и дерзновенным мечтателем. Мировая космическая одиссея началась в середине XX-го века, она стала главным символом триумфа Страны Советов. И если история космонавтики молода, то история попыток покорения неба насчитывает сотни лет. С одной из них, пожалуй, самой известной и легендарной, связано прошлое Александровской слободы.

   Сколько версий писано-переписано о знаменитом полете Никиты-холопа, которого долгое время называли «русским Икаром»! Сколько мест в нашем Отечестве хотели и могли быть связаны с историей о знаменитом «летуне»! Но судьба распорядилась так, что невиданное для средневековой Руси событие приписывается именно Александровской слободе. И в этом есть своя историческая логика.

    Грозен был первый русский самодержец, но испытывал известную страсть ко всяким новшествам и диковинам. В Слободе построил он красивейшие дворцы и храмы, печатное дело наладил, школу распевщиков открыл, книги бесценные привез… А о красоте новой колокольни, на которой царь часто звонил к заутрене, шла особенная слава. На это и рассчитывал Никита, отправляясь к Ивану Грозному: «…смерд Никитка сбежал с Москвы от своего осударя, боярского сына Лупатова, и навострил свои холопский лыжи к Александровской слободе… за великим делом шел в…слободу холоп: стать перед очи самого царя и сказать ему слово о нестаточном доселе и неслыханном, чего человеку и вместити не мочно... И стояло перед Никиткой будущее: имет веру Грозный его словам - избудет он неволи-холопства, не имет - застенок и плаха...». Шел молодой холоп, осознавая дерзость своих замыслов, но ничего не мог с собой поделать, столь велико было его желание летать. С каждым шагом оно усиливалось от созерцания бездонной синевы и звуков птичьего щебета: «…смерд Никитка смотрел в голубое небо и думал: "Хорошо на земле, благолепно, а наверху еще лучше: ни тебе там людей, ни бояр, ни холопей всякому вольно, словно птице, лихо-бы досягнуть".

   Так описал мечты и путь Никиты писатель Е.Н.Опочинин (1858-1928гг.), уроженец Ярославской земли. Скорее всего, ему мы обязаны словесным художественным оформлением старинной легенды, она легла в основу сюжета самого известного его сказания «Бесовской летатель». Невероятное слободское событие переплелось в его произведении с русской сказкой «Деревянный орел», и уже Никите он приписывает изготовление не просто диковинного, но сказочно-красивого летательного аппарата: «стащили с птицы покрывало, и ахнул несчетный народ, увидав невиданное диво... Широкия холщевыя крылья показались из-под покрывала, хвост как у павлина, впереди - долгая шея и голова птичья с ястребиным носом, а внизу, где туловище, - всякия колеса...».

  Нет необходимости пересказывать хорошо известную трагическую историю слободского холопа. Многие красивейшие мифы были преданы забвению и потерпели крах. Но история Никиты не забылась, а напротив - обрела литературный жанр и ожила в разных видах искусства. Как бы то ни было, но никто из последователей этого храбреца не удостоился чести быть упомянутым в школьных учебниках истории, пособиях по авиации, изображениях на полотнах мастеров живописи и в первых картинах молодого «синематографа»! И даже – памятниках! Так, в небольшом городе Кунгуре на Урале, известном большим количеством любителей дельтапланеризма, установлен памятник Никите-холопу, который стал олицетворением вечной мечты человека о небе и высоте, даже если приходится ради этого лишиться и самой жизни: «Лежа под топором, он все порывался оборотиться лицом к небу. А там, в голубой бездонной вышине, летели журавли и курлыкали свою вольную песню...».

  Многие известные исторические бренды хотели бы иметь отношение к этой легенде. Но она прочно и навсегда закрепилась за Александровской слободой – столичным градом Ивана Грозного. Потому что именно в «новой Слободе», так отличавшейся от иных царских вотчин, безумный Никита-храбрец совершил невероятное – осуществил свою мечту и навсегда остался первым. А взметнувшийся ввысь столп Распятской колокольни – вечный свидетель и напоминание об этом смельчаке.

  Прошли века… И то, что в средневековье казалось необыкновенным чудом, в современной жизни стало привычной реальностью. Впрочем, преклонение перед людьми с профессией «космонавт» никуда не ушло, а «космическая» история страны пишется и сохраняется в российской топонимике, и в александровской – тоже. В 60-х годах появились улицы Спутников, Космическая: история микрорайона Черёмушки началась с улиц Гагарина, Терешковой, Кубасова, Королева, Циолковского; тему продолжило название кинотеатра – «Сатурн». И эту историю наверняка отразят названия незнакомых пока планет, новых городов и новых покорителей Вселенной.

  Чем же до сих пор так манит нас магическая высь, как когда-то влекла она безвестного Никиту? Наверное, - жаждой безбрежного пространства и той безграничной свободы, о которой мечтает каждый из нас и которую олицетворяет для человека полет.

С.Смирнова, музей-заповедник.




Назад
scroll
')

Уважаемые посетители! Просим вас принять участие в оценке деятельности учреждения. Это не займет больше двух минут. Ваше мнение очень важно для нас, и поможет нам стать лучше! Спасибо!